среда, 8 февраля 2012 г.

Страх или свобода?

Пожалуй, ничто так сильно не пугает человека, как пустота. Неизвестность, непредсказуемость, потеря ориентиров и критериев – это вызывает панику. Характерное сосуще ощущение «под ложечкой» – признак этой паники.

И в то же время именно об этой пустоте мы мечтаем в самой-самой глубине души. Мы зовем ее «неведомым, необыкновенным, волшебным, необычным, несбывшимся». Мы говорим: «Хочу того, не знаю, чего, чего на свете не бывает». Мы повторяем вслед за автором «Бегущей по волнам»: «Рано или поздно Несбывшееся зовет нас». Мы мучительно завидуем путешественникам, открывающим неведомые земли, и творцам, создающим то, чего еще не было на свете. Мы мечтаем о свободе и непроторенных путях, о сбрасывании старых опостылевших пут, о бегстве из царства сплошной предсказуемости.

Вот что пишет об этом Джин Хьюстон – психолог, культуролог и неутомимая исследовательница человеческих возможностей:

«Не зная самих себя, мы проецируем неосознаваемые части своей личности на других, в свою очередь становясь экранами для их проекций. Мы проецируем на них наши давние застарелые ожидания, и у нас не остается иного выбора, кроме «оправдания» таких же заплесневелых и убогих ожиданий других. Сколько раз вы думали, а может быть и говорили кому-то давно знакомому: «Не говори мне, что ты собираешься сказать. Я это и так знаю. Ничего нового я не услышу. Я знаю наперед каждое твое слово. А если ты скажешь что-нибудь неожиданное, – я пойму, что с тобой что-то не так!»

Мы заключаем других в тюрьму наших проекций, помещаем их в изолятор однообразия и застоя. В нашем присутствии они попадают в кошмар вечного бега по кругу, безо всякой надежды вырваться из бесконечной череды опостылевших действий.

Чудо жизни и ее многообразия за пределами наших ожиданий, жизненная сила, позволяющая расти, развиваться, обретать форму, становиться сильнее и раскрывать потенциал, заложенный природой, – эта жизненная сила истощается и умирает без щедрой почвы и доброго солнца дружеской поддержки, так необходимых для расширения горизонта и поиска новых путей. Когда хрупким росткам личностного роста не хватает света, воды и удобрений, – вместо того, чтобы цвести и плодоносить, они сохнут и погибают.

Растения, животные, птицы, рыбы, ящерицы – все они нуждаются в еде, укрытии от диких и хищных соседей и подходящем для обитания климате. Иначе им просто не выжить. Человек нуждается в этом ничуть не меньше. Когда нас не признают как личностей, когда мы превращаемся в экран для чужих ожиданий, мы не растем, а уменьшаемся. Люди покидают дома, работу, друзей, супругов и даже расстаются с жизнью – лишь бы вырваться из этих цепей проекций и непонимания - цепей, которыми они сковывают других так же, как до этого сковали их. Такова старая печальная сказка о тюрьме, в которой томится человечество. Гегель считал, что ее основания коренятся в негативной диалектике проекций, присущей социальной иерархии, особенно отношениям господина и раба. Подобное распределение ролей присуще и другим парам: мужчина-женщина, черный-белый, взрослый-ребенок, начальник-подчиненный, священник-прихожанин, богатый-бедный, любящий-любимый, учитель-ученик, врач-пациент, спаситель-жертва, создатель-создание, праведник-грешник, Бог-человек. Можете пополнить этот список.

Постоянно мучимые этим духовным голодом, люди перестают искать понимания – на смену этим бесплодным попыткам приходит отчуждение и презрение. Смысл бытия утрачивается, и постепенно жизнь вообще теряет какой-либо смысл».

Итак, мы стоим перед выбором между свободой и безопасностью, между надежной предсказуемостью и головокружительной неизвестностью.

Этот выбор древен, как мир. Герой (или героиня), попадающие из родительского дома в темный таинственный лес, знакомы нам с детства. Хотим ли мы оказаться на их месте?
Если нет – что ж, нам остается последовать совету Евгения Баратынского:

«К чему невольнику мечтания свободы?

Взгляни: безропотно текут речные воды

В указанных брегах, по склону их русла;

Ель величавая стоит, где возросла,

Невластная сойти. Небесные светила

Назначенным путем неведомая сила

Влечет. Бродячий ветр не волен, и закон

Его летучему дыханью положен.

Уделу своему и мы покорны будем,

Мятежные мечты смирим иль позабудем,

Рабы разумные, послушно согласим

Свои желания со жребием своим -

И будет счастлива, спокойна наша доля…»

Для тех же, кого не устраивает такая перспектива, он добавляет:

«Безумец! не она ль, не вышняя ли воля

Дарует страсти нам? и не ее ли глас

В их гласе слышим мы? О, тягостна для нас

Жизнь, в сердце бьющая могучею волною

И в грани узкие втесненная судьбою».