понедельник, 13 февраля 2012 г.

Как выходить из конфликта?

Похоже, что этот вопрос вечен и неисчерпаем, как и бесчисленные рецепты «быть умнее», «взять себя в руки», «посчитать до десяти», «простить обидчика», «не брать в голову» и прочие перлы народной мудрости. Иногда эти советы помогают. К сожалению, реже, чем хотелось бы – если нас действительно задеть за живое, благоразумные решения забываются и мы бросаемся в бой, а потом, созерцая руины, слушаем укоризненный шепоток «заднего ума»: «И кто меня за язык тянул… Вот вечно я так… Но в следующий раз…» И так до следующего раза.

 

Мне бы очень хотелось найти волшебную таблетку, избавляющую от конфликтов раз и навсегда. Увы – пока такой таблетки не нашлось. И поэтому я подойду к вопросу о конфликтах с нетривиальной стороны. А именно – с рассказа о триедином мозге.

 

Этот триединый мозг открыл нейрофизиолог Пол Маклин. В своей книге «Эволюция трех ментальностей» он рассказал, что человеческий мозг включает в себя характеристики наших предков – рептилий и млекопитающих. При этом возраст «програмного обеспечения» рептилии – несколько миллиардов лет, млекопитающего – около 500 миллионов лет, а собственно человеческого – не больше 100 тыс. Из этого неумолимо следует, что несмотря на то, что «человек» внутри нашего мозга умнее – «рептилия» и «млекопитающее» намного старше и сильнее.

 

Как же ведет себя эта троица?

 

Рептилия командует ощущениями и инстинктами. Она слепо привязана к своей территории и отстаивает ее любой ценой. У нее есть четыре стратегии или четыре “f” – food, fight, fuck, flee. Иными словами – если объект съедобен, его нужно съесть, если опасен – драться или убегать, если представляет сексуальный интерес – поиметь. Если ни то, ни другое, ни третье, ни четвертое – объект не интересен и включается функция ignore.

 

Рептилия реагирует на уровне условных рефлексов – практически мгновенно. Как только возникает угроза своей территории – возникает реакция: «Драться насмерть или убегать, если враг сильнее» (Сексуально-гастрономических аспектов мы касаться не будем, поскольку наша тема – конфликты).

 

Если понаблюдать за поведением крокодилов, мафиозных структур, бюрократов или соседей по коммунальной кухне – в них легко можно увидеть сходство. Свою рептилию тоже можно обнаружить, если понаблюдать за своей реакцией, когда кто-то пытается захватить территорию, которую мы считаем своей.

 

Физиологически рептилия занимает спинной мозг (отсюда и «копчиком чую» и йогическая «змея Кундалини»). При всем своем консерватизме и ригидности она обеспечивает нам выживание и стабильность – именно она мгновенно включает защитные механизмы в опасных ситуациях.

 

Млекопитающее устроено сложнее. В отличие от рептилии, у него есть не только инстинкты, но и эмоции. Именно млекопитающее отвечает за брачные игры, смену настроений, уныние и восторг, взрывы страсти и борьбу за статус. Рептилии важно выжить – млекопитающему важно положение в стае. Рептилия дерется – млекопитающее принимает угрожающую или заискивающую позу. Оно способно испытывать радость, грусть, одиночество, привязанность, зависть, хитрить и манипулировать, устраивать бесконечные эмоциональные игры и порой доводить себя и других млекопитающих до невроза. В чем-то оно похоже на маленького ребенка – в частности, в том, что у него нет представления о времени и оно не чувствует разницы между тем, что случилось в прошлом, и тем, что происходит сейчас.

 

Местоположение млекопитающего – средний мозг.

 

И наконец, новый мозг – человеческий. В отличие от рептилии и млекопитающего, он способен мыслить, анализировать, решать абстрактные вопросы и создавать научные и философские теории. Именно он воспринимает советы «не брать в голову» и «спокойно подумать». Если бы все зависело от него – число конфликтов в мире резко бы сошло на убыль. К сожалению, млекопитающее и рептилия включаются раньше. Когда инстинкт подсказывает, что моему выживанию или статусу угрожают – включаются программы, зашитые сотни миллионов и миллиарды лет назад.

 

В довершение всего, три этих мозга находятся в конфликте и каждый тянет в свою сторону. И этот внутренний конфликт неумолимо и неминуемо порождает внешние.

 

Что же делать?

 

Избавиться от рептилии и млекопитающего невозможно – мы просто умрем. Задавить их? Можно попытаться. Всем нам знакомы хилые высоколобые «ботаники», напоминающие скорее биороботов, чем людей, и подверженные всевозможным болезням. Правда, они умеют разумно разрешать конфликты (в основном с себе подобными, агрессии они боятся и избегают) – но какой ценой?

 

Есть ли выход из этой ситуации? Да, есть – но не слишком простой и очевидный. Он заключается в том, чтобы наладить контакт между тремя мозгами. У человека, в отличие от остальных приматов и тем более рептилий, существует способность к самоосознанию и самоизменению. К сожалению, до сих пор большая часть умных людей направляла свои мысли куда угодно, только не на самих себя.

 

Сейчас я попробую кратко описать технику решения внутреннего конфликта.

Чтобы понять, как она связана с тремя существами внутри нашего мозга, нужно заметить, что человек отвечает за мышление и осознание, млекопитающее – за чувства и эмоции, рептилия – за глубинные потребности – безопасность, секс, стабильность и выживание.

 

К сожалению, в рамках одной статьи я могу описать лишь очень упрощенный вариант этой техники (Я узнала ее от прекрасного тренера личностного роста Олега Матвеева. По-видимому, авторство в таком виде принадлежит ему).

 

Итак, начнем с воспоминания о какой-то конфликтной ситуации – лучше всего о той, которую вы до сих пор прокручиваете у себя в мозгу с мыслью: «Надо было тогда поступить так-то…» Сейчас вы сможете наконец докрутить ее до конца.

 

(Не нужно сразу начинать с ситуаций, в которых есть явная угроза выживанию. Лучше сначала разобраться с млекопитающим – то есть, с конфликтами, в которых затронуты самолюбие и статус).

 

  1. Берем лист бумаги и просто описываем ситуацию. Без оценок, без эмоций. Как будто вы смотрите фильм и просто пересказываете, что там происходит. «Я сказал ему: «Да как ты смеешь!», а он ответил: «Тебя забыли спросить», потом отвернулся, вышел и хлопнул дверью». В общем, описание должно быть таким, чтобы оппонент, если бы мог его прочитать, согласился: «Да, именно так все и было».

  2. Описываем свои чувства в этой ситуации. Опять же – никаких оценок! «Я чувствовала, что он делает мне назло» - это не чувство, а оценка. Описываем именно чувства: боль, гнев, ярость, бессилие, злость, смущение, грусть, досаду…

  3. Когда все чувства выплеснуты на бумагу, задаем себе следующий вопрос: «А чего я хотел от этой ситуации? Чего я ждал? В чем я нуждался?»


«Я хотел, чтобы он ответил мне: «Ты прав»…»

- А что мне это дает? Чувство правоты? А что оно мне дает?

И так до тех пор, пока не дойдем до сути: я хотел признания, уважения, безопасности, приятия, любви, понимания…

 

Отлично! Мы проявили заботу о своем млекопитающем и рептилии. Мы услышали их голос. Мы поняли, чего они хотят. Как ни странно – оказывается, наши желания совпадают. Проблема заключалась в том, что мы, вместо того, чтобы удовлетворить их самостоятельно, ждали их удовлетворения от другого человека, который, в свою очередь, ждал от нас удовлетворения своих желаний.

 

И вот здесь мы применяем способность, свойственную лишь человеку: поставить себя на место другого.

 

  1. Входим в роль оппонента и спрашиваем себя: «А что я чувствую?»


Сначала это может показаться сложным – откуда я могу знать, что он чувствовал? Но воображение быстро нам поможет. В конце концов, оно ведь уже помогло приписать ему всевозможные злокозненные умысли, когда мы глядели на ситуацию со своей колокольни. А теперь посмотрим его глазами.

Итак, пишем от лица оппонента: «Я чувствую…»

  1. Теперь пишем от лица оппонента: «Я ждал от этой ситуации… Я хотел… Мои потребности – это…»

  2. Закончив писать, вы с удивлением обнаружите, что вы во многом хотели одного и того же. Просто каждый ждал удовлетворения своих потребностей от другого.

  3. И, наконец, последний шаг: с позиции стороннего наблюдателя поищите такое решение, которое устроило бы обоих и удовлетворило бы все их потребности.


 

В чем смысл этого процесса?

 

Во-первых, вы научитесь понимать, чего вы на самом деле хотите и за что сражаетесь. Дальше вы можете решить: вести себя как млекопитающее или человек. Вспомните: для млекопитающего нет разницы между прошлым и настоящим, поэтому оно до сих пор искренне по-детски уверено, что окружающие должны о нем заботиться и удовлетворять его потребности. Как ни упрощенно это звучит – но именно здесь основная причина многочисленных конфликтов.

 

Во-вторых, чем лучше связь вашего интеллекта с эмоциями и инстинктами – тем вы гармоничнее и целостнее, тем меньше у вас внутренних конфликов – а, стало быть, и внешних.

 

В-третьих, эта гармония ведет к тому, что инстинкты и эмоции начинают работать на вас, а не против вас. Поработав с несколькими тягостными воспоминаниями прошлого, вы обнаружите, что все лучше понимаете других людей в настоящем – не умом, а интуицией. Вы чувствуете, что на самом деле мучает оппонента, чего он хочет и почему злится. И вы интуитивно находите нужный тон и нужные слова. Это не значит, что вам придется наступать на горло собственной песне – вы ведь уже стали самодостаточным, поэтому эмоции оппонента вас не задевают за живое. И то, что раньше было бурным конфликтом, постепенно превращается в умиротворяющую и гармонизирующую творческую игру.